Технологии строительства

Раппопорт П.А. Древнерусская архитектура - Русская архитектура XVI в. Часть 10

Скачать книгу с рисунками и таблицами - нажмите сюда

IX. Русская архитектура XVI в.

К типу небольших бесстолпных церквей, перекрытых крещатым сводом, принадлежит и старый собор Донского монастыря в Москве (1593 г.). Здесь, правда, не было боковых приделов и совершенно не чувствуется влияние декора Архангельского собора. Покрытие составляют три яруса кокошников. Судя по сохранившемуся рисунку, очень близка была к этому собору уничтоженная в XIX в. церковь Николы Явленного на Арбате.
Пирамидальное покрытие храмов тремя ярусами кокошников, очевидно, восходит к старым московским традициям, отраженным в таких памятниках рубежа XV и XVI вв., как соборы Рождественского монастыря в Москве и Княгинина монастыря во Владимире. Но если там еще сохранилась какая-то логическая связь между конструкцией сводов со ступенчато повышенными арками и покрытием из ярусов закомар и кокошников, то в конце XVI в. при бесстолпных храмах такая система покрытия является уже чисто декоративной, абсолютно не связанной с конструкцией.
Вместе с восстановлением строительной деятельности после затишья 70-х гг., вновь началось строительство и шатровых церквей. Церковь Рождества в с. Беседы – квадратный одноапсидный храм на подклете. Переход от четверика к восьмерику декорирован системой ярусов кокошников, а от восьмерика к шатру – горизонтальным карнизом. Первоначально к основному объему примыкали северный и южный приделы, объединявшиеся папертью, что создавало типичную для конца XVI в. симметричную композицию. Близкую, но гораздо более богато декорированную композицию представляет Богоявленская церковь в с. Красное на Волге (1592 г.). Здесь также квадратный в плане объем храма с помощью тромпов переходит в восьмерик, а с востока примыкает одна апсида, впрочем, имеющая слегка приближающуюся к трехлопастной форму и представляющая собой как бы три апсиды, слитые воедино. Восьмерик украшен кокошниками, а в основании шатра размещены треугольные группы из кокошников. С севера и юга к церкви примыкают приделы, увенчанные главками. Объединяющая их паперть имеет характер двухъярусной галереи.
Совершенно иным характером обладает церковь Петра Митрополита в Переславле-Залесском (1584 г.). В плане она представляет собой разноконечный крест, центральное квадратное помещение которого перекрыто шатром, а каждая ветвь креста – двумя ступенчато повышающимися арками. Апсида отсутствует, и алтарь размещается в восточной ветви креста. Церковь стоит на подклете и с трех сторон (кроме восточной) окружена двухэтажной галереей, в первом этаже арочной, а во втором – со столбами, поддерживающими деревянную кровлю. Фасады церкви разделены лопатками, на которые выше карниза опираются чисто декоративные закомары, никак не связанные с формой сводов, но придающие основному объему храма традиционный характер крестовокупольного здания.
Чрезвычайно своеобразна церковь Смоленской Богоматери в с. Кушалино (1592 г.). Она представляет собой небольшую шатровую церковь с квадратным планом и трехчастной апсидой. Под церковью имеется подвальное помещение, очевидно предназначенное для гробницы. Наиболее отличительная черта памятника – обработка наружных стен его четверика: зодчий попытался здесь скопировать систему убранства фасадов московского Архангельского собора. Причем в данном случае это не влияние художественных форм, а именно попытка сделать копию, грубую, упрощенную, но копию, включая разделение фасадов на два яруса и примитивно исполненные раковины в закомарах. Сознательное копирование схемы Архангельского собора здесь объясняется тем, что заказчик церкви (Симеон Бекбулатович) некоторое время по прихоти Ивана Грозного числился «царем всея Руси». Будучи в конце XVI в. сосланным в свою тверскую вотчину, он пожелал построить себе церковь-усыпальницу по образцу царской усыпальницы – Архангельского собора.

Церковь в селе Кушалино. Южный фасад (рисунок доступен при скачивании полной версии книги)

< Назад | К содержанию книги | Вперед >

Скачать книгу с рисунками и таблицами - нажмите сюда


пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ 24 пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.

© пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, 2010. © пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ "пїЅпїЅпїЅ".