Технологии строительства

Раппопорт П.А. Древнерусская архитектура - Русская архитектура конца XVII – начала XVIII в. Часть 11

Скачать книгу с рисунками и таблицами - нажмите сюда

XI. Русская архитектура конца XVII – начала XVIII в.

Еще своеобразнее понимали московские формы в Зауралье. Хорошим примером является построенный в 1703-1704 гг. Троицкий собор в Верхотурье. Он имеет типичную форму церкви «кораблем», причем основной, квадратный в плане, объем переходит выше в восьмерик, перекрытый сводом. Храм увенчан пятью главками, из которых четыре боковых расположены не по углам здания, а по осям фасадов. Высокая и очень острая ярусная колокольня завершается шатром.
В здании собора имеются и колонки по углам, и колонки по сторонам окон и портала, и разорванные фронтончики над порталами, и восьмиугольные окна. Но как необычно это все исполнено! У восьмиугольных окон в качестве обрамления размещены направленные во все стороны, как лучи, фигурные изразцовые украшения, а фронтончики над окнами состоят из дважды повторенных по высоте «рогов». На рядом же расположенных с церковью воротах эти «рога» выглядят уже почти как карикатура на подобный московский прием. Быть может, несколько наивные, но яркие и прекрасно нарисованные формы Троицкого собора в дальнейшем неоднократно повторялись в памятниках этого района. Такова, например, церковь Далматова монастыря (1713 г.).

Москва. Земский приказ (рисунок доступен при скачивании полной версии книги)

Формы эти повторялись и значительно позже, кое-где вплоть до середины XVIII в. В значительно более скромном виде архитектурные формы, подобные вятским и Соликамским, проникают и на более далекие окраины России, сочетаясь обычно с традиционными плановыми и композиционными решениями. Примером может служить Успенская церковь в Нерчинске (1712 г.). Впрочем, почти до середины XVIII в. на окраинах России порой продолжали строить и такие церкви, которые по архитектурным формам отвечали даже не концу, а 2-й половине XVII в. Такое запаздывание особенно характерно для тех регионов, которые были более оторваны от центра и куда московские архитектурные влияния доходили с большим опозданием.
Иногда провинциальные вкусы сказывались даже и в центральной части России. Так, достаточно отчетливо это проявилось в Вологде, где в церквах Константина и Елены (1690 г.) и Успения в Горнем монастыре (1692-1697 гг.) все архитектурные формы еще целиком отвечают нормам, сложившимся до 80-х гг. XVII в.
Но были и такие районы, которые, будучи расположены почти в центре России и имея теснейшую связь с Москвой, тем не менее вообще не приняли новых архитектурных форм, сложившихся к концу XVII в. Особенно ярко это проявилось в Суздале. Здесь в конце XVII в. и первом десятилетии XVIII в. было построено значительное количество церквей. По большей части они представляли собой небольшие бесстолпные храмы с декоративным пятиглавием или одноглавые, очень скромно декоративно обработанные. Таковы, например, церкви Петропавловская (1694 г.), Вознесения (1695 г.), Входоиерусалимская и Цареконстантиновская (1707 г.), Никольская (1712 г.) и др. К ним примыкают шатровые колокольни, причем в некоторых из них шатры имеют своеобразную выгнутую форму. Детали, типичные для московской архитектуры того времени, в них полностью отсутствуют. Лишь в 1720 г. при перестройке маленькой Успенской церкви в Суздале впервые применили обработку окон в «нарышкинском» стиле. Упорное нежелание строить в духе нового художественного направления, по-видимому, объясняется идеологической позицией суздальского митрополита Илариона, вероятно, посчитавшего московские «новинки» слишком светскими и не отвечающими каноническим нормам.

Москва. Сухарева башня (рисунок доступен при скачивании полной версии книги)

< Назад | К содержанию книги | Вперед >

Скачать книгу с рисунками и таблицами - нажмите сюда


пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.
пїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ 24 пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ.

© пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ, 2010. © пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ "пїЅпїЅпїЅ".